Быть втором свалке в киевском небе?

Экология и здоровье

Быть втором свалке в киевском небе?

Автор: Редактор

В Киеве построят второй мусоросжигательный завод. По крайней мере, такие планы существуют и не скрываются. Постоянная комиссия Киевсовета по экологической политике утвердил проект строительства мусоросжигательного завода (далее - ССЗ), о чем и сообщили на прошлой неделе ряд СМИ. По словам начальника Главного управления по вопросам жилищного хозяйства Шпарика, экономические показатели для нового объекта уже утверждены решением Киевсовета. Завод планируется построить в Деснянском районе столицы, на площади 5.05 га возле ТЭЦ-6 (расстояние для ближайших жилых домов тогда достигать 3.5 км). Производительность завода составит 500 тысяч тонн бытового мусора в год. Начало строительства - 2008 год, и за 36 месяцев объект должен быть готов. Стоимость строительства не должна превышать 520 евро на каждую тонну заявленной мощности, то есть цена ССЗ может достигать 260 миллионов евро. С 20 июля начинается конкурс инвесторов для строительства этого завода.

Дорого это или дешево? Найдется инвестор на такую ​​солидную сумму? Или избавит новый объект столицу Украины от болезненной проблемы накопления мусора? И будет он безопасным для киевлян и не только на них? Попробуем разобраться, ведь уже в начале реализации проекта, кажется, начались "непонятки". Так, 18 июля 2007 г. в помещении колонного зала Киевсовета состоялись общественные слушания по строительству нового мусоросжигательного завода на Троещине. Подобные мероприятия по различным вопросам проходят каждую среду и транслируются в прямом эфире ТРК «Киев». Теоретически в передаче может принять участие каждый желающий, если вовремя запишется, позвонив в call-центр Киевсовета. Однако, одном из киевских активистов экологического движения, несмотря на желание попасть на "слушания", так и не удалось записаться на них - пришлось попасть в горсовет другим путем. На западе непрошеного гостя удивил странный результат интерактивного опроса. Телефону зрителям предлагалось выбрать один из трех вариантов, а именно - «Я за мусоросжигательный завод», «Надо новый полигон твердых бытовых отходов», «Оставить все, как есть». Оказалось, подавляющее большинство звонящих - за сжигание мусора. Что и не удивительно, ведь именно этот проект и продвигался организаторами мероприятия как единственный верный. Что и не удивительно, учитывая стиль работы ТРК «Киев», который фактически работает на Киевсовет и КГГА. Хотя на самом деле ставить вопрос вышеуказанным образом - это примерно столь же корректно, как "убеждения" героиней Фаины Раневской ребенка в известном советском фильме: "Девочка, чего хочешь - поехать с нами на дачу чтобы чтобы тебе оторвали голову?"

Ведь на самом деле выбор киевлянам предлагается такой - оставить все как есть (а это ужас, всем известно), создать еще одно свалку (где именно и кто согласится Насколько его хватит?) И создать опять-таки еще одно свалку, но ... на небе . Именно так, "свалкой" (или помойка) на небе "уже второй десяток лет называют мусоросжигательные заводы экологи сначала Запада, а впоследствии и России, и постсоветских стран. История ССЗ длинная и драматическая. Первый такой завод построили в английском Ноттингеме еще в 1874 году. Однако расцвета они ждали целый век, пик строительства пришелся на 70-80 годы 20 века. В разных странах они приживались по разному, так в Германии в начале 90-х годов было около 50 ССЗ (и сжигали они треть всего бытового мусора), в США - около 170 (около 15% отходов быта), тогда как в малоземельной Японии почти двумя тысячами заводов сжигается до 75% мусора. Сжигание твердых бытовых отходов (ТБО) в специальных печах, с использованием выделенной энергии для обогрева городов или выработки электричества долгое время казался идеальным вариантом решения проблемы лавинообразного роста объемов мусора. Но в 90-х экологическая общественность стала резко давить на владельцев ССЗ. По мнению экспертов, эти объекты оказались основными источниками выбросов в атмосферу стойких органических загрязнителей воздуха, в том числе ныне всем известных диоксинов. Под давлением "зеленых" в разных странах Европы началось или закрытия мусоросжигательных заводов или их радикальное переоборудование. На новые очистные сооружения пришлось тратить суммы, сопоставимые со стоимостью самих заводов. Производители оборудования для мусоросжигательных заводов переживали явно не лучшие времена - и начали активно продвигать свои технологии и оборудование в Азию, а также восточноевропейских стран. Вот тогда, в ходе многочисленных медийных дискуссий и реальных акций протеста против опасных "ноу-хау" ССЗ и прозвали "помойками на небе" - мол, чтобы предотвращать роста свалок на земле, предлагается сжигать мусор и "выбрасывать" его в виде токсичных дымов в небо.

В общем, в мусоросжигательных заводов, при плотном анализе, оказалось слишком много недостатков. Мало того, что они были признаны опасными предприятиями, в районе которых проживание становится угрожающим для жизни. Грязными выявлялись как воздух, так и вода - для работы сжигания установок ее нужно в больших количествах, прежде всего, для охлаждения пепла. К тому же, мусор не сгорает полностью, а то, что от него остается (пепел, а также зола, которая улавливается либо не улавливается - в зависимости от эффективности фильтров), составляет от 5% - на сверхсовременных заводах до 30% на обычных заводах , и становится высокотоксичными отходами. Чтобы мусор хорошо сгорал, его нужно подсушивать с помощью природного газа. Больше газа - меньше пепла и наоборот. Мусоросжигательный завод на самом деле не производит энергию, а потребляет ее - а еще потребляет воду, воздух, электричество, рабочую силу.

Наконец, недооцененным остается и такой факт. В топках мусоросжигательных заводов уничтожается то, что совсем недавно было лесом (бумага, картон), нефтью (полимерные изделия), хлопком, шерстью ... Упаковка и сами товары служат человеку очень недолго, а затем исчезают в пламени, еще и выделяют опасные токсины - разве это не верх бессмысленного хозяйствования, неизбежно приведет человечество к коллапсу? К сожалению, очень медленно, но все же становится понятным - мировая экономика должна ориентироваться на такое хозяйствование, при котором можно меньшее количество изъятой из природы сырья использовалась бы максимальное количество раз. Но сторонники мусоросжигания (особенно владельцы заводов) в этом как раз и не заинтересованы. Ведь изъятие из мусорной массы только бумаги, картона и полимерной тары для дальнейшего рециклинга сделает бытовые отходы малогорючою веществом - придется увеличивать расходы на сжигание отходов. Обо всех этих нюансах лаконично выразился ведущий западный эколог Пол Коннет: "Нет никаких обоснованных оснований, ни экономических, ни экологических, для того, чтобы превращать три тонны малотоксичного мусора в тонну высокотоксичного пепла".

В Украине проблема мусоросжигательных заводов не стоит слишком остро, поскольку в советское время их не успели настроить. Всего на момент обретения независимости в стране было четыре МСЗ - столичный завод "Энергия" (построен в 1988 году, запланированной мощностью 355 тысяч тонн отходов в год), завод в Севастополе (1984 года, на 260 тыс. тонн), Харькове (1984, 260 тыс. тонн) и Днепропетровске (достроен в 1992 году, 355 тысяч тонн). Все заводы были типичными, с оборудованием производства тогдашней Чехословакии. В тяжелые времена экономического кризиса начала-середины 90-х эти предприятия практически прекратили свою работу - даже до последнего резкого подорожания газа общие затраты на топливо, электричество, воду, зарплату персонала, вывоз пепла и золы и т.п. не покрывали доходов, заводы получали за то , принимавших на уничтожение коммунальное мусора. Доходы от продажи тем же же коммунальщикам пар для отопления и от реализации изъятого металлолома также не выручали. Следовательно, кроме столичной "Энергии", остальные заводов оказалась на грани закрытия, а то вообще и закрывалась время от времени.

Понятно, что экологические нормативы для заводов были, мягко говоря, не слишком жесткими - особенно в отношении улавливания устойчивый органических соединений. Опасность соседства "Энергии" с большим Харьковским жилым массивом (где проживает около 300 тысяч киевлян) стала популярной темой в городе, особенно накануне очередных выборов. Так, еще в марте 2006 года закрыть его в течение года-полутора обещал тогдашний мэр столицы Александр Омельченко. Были ли эти обещания обычным предвыборным популизмом - кто знает? Ведь избавиться завода, который, несмотря на его экологическую опасность и перманентную убыточность уничтожает 200000 тонн мусора в год (примерно пятую часть всех бытовых отходов, которые порождает столица), не так то просто даже при искреннем желании. Главное же пригородное свалку давно переполнено. Однако будет лучшим выходом устроить вместо него дополнительное "свалку на небе" - дорогое, опасное и бесперспективное, то вопрос риторический. Почти как по Раневской.

NB О том, что делать с мусором вместо того, чтобы его сжигать - продолжение следует.

 

Оставить комментарий